Покойная Нина Искренко приезжала на пятое «Движение» в 1990 году. Как и все предыдущие «Движения», буйный и горлопанский «НД-5» был самым продолжительным по времени: три дня, - самым объёмным по количеству задействованных площадок: тоже три, - и самым пёстрым по артистическому составу фестивалем из всех шести с 1987 года по 1991-й. Тут тебе и поэты из Москвы, и музыканты импровизаторы-экспериментаторы со всех концов Союза Социалистических республик, и авангардистский театр из соседнего Саратова и так далее, и так далее. «Диких» художников, прибывших на фест без приглашений, но «по зову сердца» и на клич музыковеда Татьяны Диденко, который она неосмотрительно бросила за месяц до начала феста в «Московском комсомольце», приехало столько, что я просто растерялся по началу: как я буду справляться с яркой неуправляемой ордой, где и как вешать несметные причудливые полотна, ставить пугающие инсталляции и так далее. Плюс подключившаяся саксофонно-гитарная и хмельная авант-Европа. Очень сложно было управлять этой совсем не склонной к организованности «разноязыкой и разнохарактерной» толпой нарциссов и сумасбродов. Короче, сам фестиваль я, зашпаренный и полуочумевший, видел только урывками из-за кулис. Как выступала Нина на «НД-5» мне совсем не запомнилось: московский её образ я до сих ясно помню, а волгоградский «движенческий» – нет. Вполне может быть, что я просто не видел НДшное выступления Нины. Засуетился, видать, - было, впрочем, от чего. Но вместо её выступления мне запомнились наши с ней дымные встречи в тесных кулуарах. При всякой новом столкновении она весело махала мне рукой и по-американски бодро выкрикивала: «Хай!». Кажется, помнится, - с её слов - как раз перед самым началом пятого «НД» она вернулась из поездки по Штатам. Группу тогда ещё советских и тогда ещё молодых поэтов – и Нину в их числе - пригласили в какой-то тамошний универ. Ну, в те во многом обманные 90-е, иным это показалось ... Чем? По-видимому, Нина так «по-штатовски» меня приветствовала, потому что, «прихлынула» на «Движение» ещё на «прорывной англоязычной волне». И ещё мне запомнилось, как в фойе волгоградского училища искусств они с пианистом Иваном Соколовым договаривались о совместном выступлении в Москве. Впервые друг о друге они, москвичи, узнали на волгоградском «НД-5».